г. Киев, ул.Бульварно-Кудрявская, 35а
магазин «Murano & Art»
Корзина
Добавляйте :)

ВЕНЕЦИАНСКИЙ СЕКРЕТ

С тех пор, как из стеклодувной трубки научились выдувать замысловатые цилиндрические формы, стекло не только вошло в обиход, но стало дорогим художественным промыслом. Средневековая знать даже ценила разноцветные «стекляшки» наравне с золотом. Путешественники (тот же Васко де Гама) частенько обменивали стеклянные бусы на золотые запасы индейцев или на корабли c африканцами-невольниками. Но равноценный обмен обеспечивался не всяким стеклянным изделием, а — муранским, секреты которого были известны лишь венецианским мастерам с острова Мурано. Сегодня ситуация ничуть не изменилась: в рейтингах стекольного мастерства снова лидирует муранское стекло, оставив позади роскошь Bohemia, Swarovski и Lalique. Более того, с каждым годом муранские изделия растут в цене, обращая на себя внимание именитых коллекционеров, готовых отдать десятки тысяч долларов не только за антикварные экземпляры, но и за творения современных мастеров.

Коммерческая интуиция

Венецианцы не станут отрицать, что в достижении мировой славы и коммерческого успеха им немного подфартило. Так как город расположился на очень удобном пересечении торговых путей между Европой, Восточным Средиземноморьем и Северной Африкой, то прилагать особых усилий к поиску новых знаний не приходилось. Нужно было лишь ловко перенимать то, что само стекалось в эти края. Вот и буйный расцвет стекольного ремесла в Венеции начался после того, как в начале XIII в. местные стеклодувы, усвоив некоторые приемы константинопольских мастеров, создали собственные уникальные рецепты. Увидев изысканную посудную утварь и венецианские украшения, ахнула не только Италия, но и вся средневековая Европа. Заказы поступали наперебой, и вскоре количество мастерских в Венеции перевалило за сотню, а городские власти не успевали подсчитывать доходы, пополнявшие казну.

Конкуренты взялись переманивать стеклодувов в свои страны, намериваясь завладеть секретами их мастерства. Но прозорливые градоначальники Венеции, защищая «курицу, несущую золотые яйца», довольно жестко пресекли все поползновения. Якобы из-за высокой пожароопасности производства стекла, в 1291 г. Большой Совет города распорядился перенести все цеха на маленький остров Мурано — на самом деле, подальше от посторонних глаз. (В разные времена подобной «заботе» подверглись и технологии изготовления булатной стали, кружев, краски, шоколада и пр.). Того, кто не подчинялся приказу, ожидала тюрьма и даже смертная казнь. А кто безропотно хранил тайну, да еще и преуспевал в стекольном деле, мог рассчитывать на княжеский титул. Принцип «кнута и пряника» обернулся еще большим коммерческим успехом, сохранив за муранским стеклом монопольное положение в течение пяти столетий.

Триумфально прокатившись по всей Европе, «венецианский секрет» обозначил определенные нормы быта того времени. Например, в каждом знатном доме считалось делом чести иметь коллекцию элегантных кувшинов, ваз и бокалов из разноцветного стекла замысловатых форм (будь то птица, морские чудовища или гондола), декорированных стеклянными капельками, розетками и вычурными украшениями в виде звериных хвостов или лапок. В качестве драгоценных подарков, как правило, преподносились роскошные чаши из прозрачного (cristallo) или белого, имитирующего фарфор (lattimo), стекла. Однако самой доходной частью муранского ремесла стали бисер и бусины, использовавшиеся для украшений и четок, а также венецианские зеркала, баснословная стоимость которых существенно облегчала содержимое даже аристократических кошельков. По некоторым данным, стоимость одного венецианского зеркала равнялась стоимости небольшого морского судна, а во Франции за него платили втрое больше, чем за полотно Рафаэля.

Наверняка поэтому страстные французы приложили максимум усилий, чтобы с помощью подкупа трех венецианских мастеров выведать секрет изготовления зеркал. В начале XVI в. хитроумные интриги одного из министров Людовика XIV возымели успех, и одной тайной на Мурано стало меньше. Небольшую передышку муранским стеклодувам устроили и ремесленники Богемии, которые в XVIII в. обратили лучи славы на себя. Но, несмотря на столетнее затишье, вызванное к тому же вторжением армии Наполеона и разрушением многих стекольных мастерских, в муранских цехах вскоре снова запылал огонь.

Россыпь наследия

Сегодня на Мурано около 250 стекольных фабрик, на которых работают более двух тысяч человек — половина населения острова. Растущий спрос на муранское стекло способствует увеличению числа предприятий. Доходов — тоже. В магазине бижутерии компании Antica Murrina Venezia на площади Святого Марка в Венеции ежедневный выторг составляет EUR2,5 тыс.

Некоторые фабрики работают «на туриста», выпуская недорогие сувенирные вещицы в виде знаменитых разноцветных кулонов. Что касается эксклюзивных изделий, которые пронумерованы и имеют авторскую подпись, то их на мировой рынок поставляет ограниченное количество компаний: Ferro Murano, Seguso, Alessandro Mandruzzato, Formia, Bisanzio, Fabris, Gambaro и др. Все это семейные предприятия порой с 800-летней родословной. Стоимость хрупких муранских произведений колеблется от EUR20 до EUR30 тыс. и выше. Например, вазы прославленной фабрики Venini, представленные во многих частных коллекциях и художественных каталогах ХХ в., обходятся покупателю от EUR330 до EUR4 тыс. Даже обыкновенные, на первый взгляд, стеклянные статуэтки Aureliano Toso уходят с прилавка за EUR260-430. Кружевные люстры Barovier&Toso с прозрачными и черно-красными гроздьями муранского стекла, которые нередко заказывают фешенебельные бутики и рестораны мира, стоят не меньше EUR1,8-3 тыс. В пятизначные суммы выливаются, как правило, эксклюзивные заказы в единственном экземпляре.

Такая высокая стоимость имеет несколько объяснений. Во-первых, современные стекольщики не поддались искушениям технического прогресса, продолжая, как и 800 лет назад, вручную изготавливать стекло. При этом используются старинные инструменты, исходные материалы (мелкий песок и минералы) и устройство печи. Вместо выискивания в библиотеках, «как это было раньше», достаточно один раз зайти в любой из цехов на Мурано (некоторые турфирмы устраивают на остров экскурсии).

«В зависимости от размаха производства в помещении можно увидеть мастеров, каждый из которых трудится над своим заданием, — рассказывает Майя Чабан, директор киевской компании Ferraro Design. — Один, например, вооружившись длинной железной трубкой с мундштуком, окунает ее в расплавленную стеклянную массу и начинает выдувать будущую вазу или экстравагантный плафон светильника. Второй вручную выкладывает в специальной форме мозаичное полотно из пестрых стеклянных дисков (millefiori), которые потом зальют прозрачным расплавленным стеклом. Каким получится рисунок — зависит от вкуса и настроения мастера, поэтому повторов практически не бывает».

Эта техника стала «изюминкой» муранских мастеров еще семь веков назад и до сих пор остается самой уникальной. Ее основа — многослойный стеклянный жгут, который, растягивая до 10 м, укладывают прямо на пол, охлаждают и нарезают на метровые стержни. Волшебство начинается тогда, когда стеклянную соломку кромсают: на сечении каждого диска оказываются разноцветные звездочки, цветочки, ромбики и даже сердечки. «Третий муранский виртуоз возле миниатюрной печи наносит на бусину дополнительный узор с помощью тончайших расплавленных стеклянных палочек, — продолжает рассказ Майя Чабан. — В мастерских можно увидеть, как в огне горелки мастер формирует из раскаленного стекла всевозможные формы кулонов, колец и браслетов, попутно вводя между разноцветными слоями стекла пластины золотой или серебряной фольги, золотые или медные хлопья».

Засекреченных когда-то технологий больше сотни. Самые популярные из них: филигрань, т.е. скрученные спиралевидные нити, образующие в стекле замысловатые узоры; инкальмо — соединение нескольких стеклянных масс с сохранением четких цветовых границ; пулегрозо — создание пузырьков воздуха внутри стекла, для чего раскаленное изделие погружается в воду и немедленно возвращается в печь; кракелаж — узор в виде многочисленных трещинок, образовавшихся на поверхности стекла после опускания раскаленного предмета в холодную воду. В числе ноу-хау венецианцев — создание халцедонового (агатового) и авантюринового стекла, которое имитирует перелив и мерцание натуральных полудрагоценных камней. Поделившись с индустриальным миром своими навыками, муранские мастера не боятся удешевления продукции, ведь они по-прежнему хранят некоторые секреты в строжайшей тайне.

Авторский почерк

Имея на руках столько уникальных технологических наработок предков, нынешние стекольщики Мурано недолго копировали образцы прежней славы. Зачинателями дизайнерского переворота стали Паоло Венини, Джакомо Каппеллин и Наполеоне Мартинузи, которые в начале прошлого века, влившись в струю модерна, принялись смело экспериментировать с цветом, формой и фактурой муранского стекла. Такой поворот событий заинтересовал впоследствии многих известных художников и дизайнеров: Сальвадора Дали, Пабло Пикассо, Марка Шагала, Пьера Кардена, Версаче и др., которые подключили свою мощную фантазию к древнему рецепту стеклоделия. Сегодня индустрия муранского стекла переживает очередной всплеск пристального внимания дизайнеров, художников, архитекторов и коллекционеров. По словам куратора современного искусства нью-йоркского Corning Glass Museum Тины Олдноу, ныне самой значительной в мире коллекцией муранского стекла ХХ ст. (начиная с 1914 г.) является частное собрание американцев Нэнси Олнайк и Джорджио Спану. Их коллекция насчитывает более 500 экземпляров уникальных стеклянных предметов (преимущественно ваз), общая стоимость которых превышает $15 млн. Причем коллекционеры абсолютно уверены в правильности вложенных в «стекляшки» денег. «В 1992 г. одна из купленных нами муранских ваз стоила $1,8 тыс., а шестью годами позже аналогичная работа была оценена уже в $38 тыс., — рассказала как-то корреспонденту журнала Forbes Нэнси Олнайк. — Сейчас цена на приравненные к искусству стеклянные изделия современных муранских мастеров может достигать $60-80 тыс.».

Интересно, что, кроме основных направлений — посудной утвари и украшений, ультрасовременный дизайн «муранских мотивов» засветился и в необычных амплуа. Помня о пластичных свойствах стекла, благодаря которым можно реализовать любую дизайнерскую задумку, благодарными заказчиками все чаще становятся мебельные фабрики, строительные и архитектурные бюро, банки, казино, ресторанная и гостиничная отрасли. Например, хорошим тоном для элитных заведений мира стало наличие перегородок или витражей из муранского стекла, способного удивительным образом преломлять и радужно рассеивать свет. (Даже в Киеве не отстают от моды: ресторан «Дольче» приобрел в прошлом году несколько роскошных люстр Barovier&Toso). Кроме того, в некоторых частных особняках и пятизвездочных отелях мира несложно найти дверные и оконные ручки, карнизные украшения, подвесные потолки и даже ванные аксессуары муранского происхождения.

 

ПАОЛО ВОЛТОЛИНА: «Настоящий мастер привносит в ремесло что-то личное»

Братьев Волтолина (Voltolina), владельцев компании Antica Murrina Venezia, считают провидцами растущей популярности рукодельного венецианского стекла. Соединив старинные технологии с изысканным индивидуальным дизайном, Antica Murrina Venezia стала таким же эталоном в мире «la murrina», каким в мире хрусталя является Svarowski, а фигурного стекла — Lalique. Ежегодный оборот итальянской компании достиг EUR15,5 млн. В ее каталоге более 150 страниц, а изделия компании представлены во всей Западной Европе, в Китае, Корее, Украине и России (не считая duty-free торговли в аэропортах и на круизных лайнерах). В эксклюзивном интервью «ВД» дизайнер Паоло Волтолина делится секретами современного стеклоделия.

>>Одна из особенностей муранского стекла — ручная работа. Относится ли это утверждение ко всем сегодняшним мастерам?

— Да, конечно, до сих пор все полностью делается вручную. Именно этот прямой контакт художника с изделием и придает последнему уникальность. Техника работы не менялась последние 200 лет как для cannes (многослойных стеклянных стержней, основы техники millefiori), так и для бус, кулонов и т.п. Я начал работать в стекольном деле 40 лет назад, создавая дизайн изделий, производимых в нашей семейной мастерской. Там же всему и учился, так как навыки на Мурано принято передавать от старшего поколения младшему. Сегодня мы используем несколько технологий: выдувание бус; изготовление многослойных бус с включениями золотой и серебряной фольги между слоями стекла в пламени горелки; погружение металлических хлопьев и разноцветной стеклянной крошки в глубину стеклянной бусины. Многие объекты, созданные на Мурано по этим технологиям, совершенно уникальны. Однако за последние два десятилетия изменилась фантазия каждого стекольного маэстро. Например, еще 20 лет назад колец из муранского стекла просто не существовало.

>>Наверняка, такой всплеск фантазии стеклодувов и стал причиной растущего интереса к муранскому стеклу после долгого забвения?

— Отчасти да. Воскрешением древнего искусства и его популяризацией мы во многом обязаны ремесленным школам, в которых начали преподавать древние технологии. Это дало нашему делу новую кровь и создало совершенно новый бизнес. Не секрет, что до 1960-х никто не относился к искусству муранского стекла всерьез. Сейчас же наши изделия востребованы по всему миру.

>>Как часто Вам приходится делать эксклюзивные предметы интерьера под заказ, в единственном экземпляре?

— Поскольку моя задача — дизайн новых моделей для производства, весь мой эксклюзив — это неудачные, не вошедшие в серию образцы (смеется). Однако у нас есть мастера, которые специализируются на изготовлении уникальных декоративных изделий. Есть немало галерей и музеев, с радостью берущих работы ведущих стеклоделов — вазы, скульптуры, блюда, небольшие кофейные столики, шахматные наборы, шкатулки для украшений и пр. Цены подобных изделий доходят до EUR5–6 тыс. Есть и совершенно уникальные вещи, изготавливаемые под заказ как эксклюзивные подарки на президентском и королевском уровнях. Цены порядка EUR20–30 тыс.

>>Какие факторы влияют на высокую стоимость изделий?

— Естественно, высокое качество исходных материалов. Не случайно подделать муранское стекло очень трудно и дорого, а некоторые наши цвета воспроизвести практически невозможно. Кроме того, используется определенное количество драгоценных металлов — золота и серебра. Основной фактор — ручная работа. Изготовление простого стеклянного кольца занимает у мастера не менее 20 минут. А изготовление бокала или плафона требует участия трех человек, каждый из которых выполняет свою функцию, описанную еще в цеховых уставах XVII века.

>>Если технологии муранского ремесла соблюдаются так строго, можно ли сказать то же самое о дизайне?

— Безусловно, в таком древнем ремесле за века выработались традиционные образы. Например, кулон Murrina. Это очень характерное и известное в мире украшение. Существует неописуемое количество различных узоров на нем, но если вам попадется кулон с мозаично выложенным деревом, считается, что это к счастью. Другой очень известный стандарт — «шеврон», т.е. бело-голубая бусина с характерным клинообразным рисунком на торцах. Будучи муранским изделием, со временем она стала лицом африканского искусства бисера. Золото и серебро, заключенное в прозрачный «муранский камень», поражали воображение еще ацтеков, не знавших стекла. Возможности техники муранского стекла настолько широки, что каждый настоящий мастер привносит в ремесло что-то личное. Ведь даже произведения Баха и Моцарта в течение веков каждый музыкант играет по-своему…